Выдержки из книги Н.Г. Завалий

О том, что было
Ответить
Тюрин Андрей
Администратор
Сообщения: 1315
Зарегистрирован: 19 ноя 2011, 20:01

Выдержки из книги Н.Г. Завалий

Сообщение Тюрин Андрей » 19 мар 2016, 20:19

Выдержки из книги - «Рубежи обороны - В космосе и на земле», автор-составитель Н.Г. Завалий, 2-е издание, Москва «ВЕЧЕ», 2004

В.М. Иванцов,
Герой Социалистического Труда
Создание радиолокационных станций надгоризонтного поля СПРН


Иванцов Виктор Михайлович
(род. 1933), кандидат технич. наук (1971). С отличием окончил МАИ им. Орджоникидзе (1958), Сталинский стипендиат. С 1958 года — в РТИ АН СССР: лаборант, мл. научн. сотрудник, нач. лаборатории, научн. сотрудник, зам. Главного конструктора, Главный конструктор РЛС «Дарьял», нач. научного отдела (1976), нач. научно-иследоват. отдела (1986). Внес большой вклад в развитие отечественной радиолокации, участвовал и руководил разработкой основных РЛС надгоризонтной локации для Системы предупреждения о ракетном нападении («Днестр», «Днепр», «Дарьял»), Герой Социалистического Труда (1985), лауреат Государственной премии СССР (1967). Награжден орденами Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени и медалями.

Когда в 1954 году Конструкторскому бюро №1 (КБ-1) была поручена разработка системы ПРО, Радиотехнический институт (тогда Радиотехническая лаборатория АН СССР — РАЛАН), как один из участников создания системы противовоздушной обороны г. Москвы (Система С-25), также был привлечен к этим работам.

Понимая архисложность проблемы создания системы ПРО, правительство страны в лице ее органа — ВПК (Военно-промышленная комиссия при Совете Министров СССР) старалось привлечь к работе те организации, которые могли бы в какой-то мере решить почти неразрешимую по тем временам задачу создания ПРО. Поэтому в ряде случаев шли на дублирование работ, на разработку альтернативных технических решений элементов системы.

Так, КБ-1 предложил использовать для дальнего обнаружения головной части ракеты РЛС «Дунай-2» (разработка НИИДАР), а в качестве радиолокатора точного определения координат цели и наведения противоракеты — РЛС РТН (разработка КБ-1). РЛС «Дунай-2» работала в дециметровом диапазоне, а РТН — в сантиметровом диапазоне. РТИ, в свою очередь, предложил для дальнего обнаружения ракет использовать РЛС метрового диапазона — ЦСО-П, а в качестве радиолокатора точного измерения координат цели — РЛС дециметрового диапазона — ЦСС-30, которая в какой-то мере подстраховывала РЛС РТН.

На полигонном комплексе ПРО (система «А») РЛС «Дунай-2» и комплекс РЛС ЦСО-П — ЦСС-30 строились на берегу озера Балхаш недалеко друг от друга (площадки №14 и №8).

Забегая вперед, надо сказать, что от использования комплекса РЛС ЦСО-П — ЦСС-30 в системе ПРО отказались, и строительство РЛС ЦСС-30 было прекращено. Судьба РЛС ЦСО-П оказалась более удачливой. На ее основе впоследствии были созданы РЛС «Днестр» и РЛС «Днестр-М» для систем «ИС» и ПРН. В дальнейшем РЛС «Днестр-М» была усовершенствована и превращена в РЛС «Днепр», ставшей основной РЛС надгоризонтного поля СПРН. РЛС «Днепр» и по сей день несут боевое дежурство.

Тюрин Андрей
Администратор
Сообщения: 1315
Зарегистрирован: 19 ноя 2011, 20:01

Re: Выдержки из книги Н.Г. Завалий

Сообщение Тюрин Андрей » 19 мар 2016, 20:20

РЛС ЦСО-П

В 1958 году после окончания МАИ я, как молодой специалист, был распределен в РТИ. С первых же дней мне было поручено в качестве ведущего инженера вести разработку РЛС ЦСО-П (ЦСО-П — центральная станция обнаружения — полигонная). Общее руководство разработкой осуществлял М.М. Вейсбейн, заместитель академика А.Л. Минца, а непосредственным моим руководителем был В.С. Кельзон.

Надо сказать, что разработка станций дальнего обнаружения ракет в то время была новым рубежом, своеобразным «скачком» в радиолокации. Если до этого РЛС работали по самолетам, находящимся на дальностях в сотни километров, то теперь радиолокатор должен был обнаруживать и сопровождать головные части ракет на удалении в тысячу километров и более. При этом надо учесть, что отражающая поверхность головной части ракеты в десятки раз была меньше, чем у самолета, а скорость ее движения в сотни раз больше.

Следует отметить, что к моменту моего прихода в институте уже был проведен большой объем научных исследований и экспериментальных работ в интересах создания РЛС дальнего обнаружения.

В частности, под руководством Л.М. Кузовкова в районе г. Аральск были проведены наблюдения головных частей баллистических ракет, запускаемых с полигона Капустин Яр. Под руководством В.С. Кельзона были проведены очень важные исследования по выбору оптимального диапазона для РЛС ДО. Как подтвердилось впоследствии, выбор метрового диапазона волн для обеспечения большой дальности действия РЛС по малоразмерным целям оказался очень удачным.

Группой разработчиков и конструкторов (В.А. Шумаков, Т.В. Шурупова, В.М. Лупулов, В.Н. Николаев) была разработана и сконструирована рупорная антенна (длина 250 м, высота 15 м) с частотным сканированием в азимутальной плоскости и фазовым методом измерения в угломестной плоскости.

Надо отметить, что в НИИДАР группой В.П. Сосульникова и В.П. Васюкова для РЛС «Дунай-2» также была разработана антенна с частотным сканированием луча в азимутальной плоскости, но с амплитудным методом измерения в угломестной плоскости. НИИДАР применил в антенне ребристые структуры закрытого типа в волноводах, а в РТИ разработали ребристые структуры открытого типа, что позволяло работать с большими импульсными мощностями передатчиков. (В «Дунае-2» использовался принцип непрерывного излучения, что позволяло уменьшать пиковую мощность на излучение.)

Для обеспечения большой дальности в РЛС ЦСО-П были использованы импульсные сигналы с большой по тем временам длительностью (200 мксек). В целях повышения точности измерения дальности был предложен принцип дробления сигнала, одновременно с использованием его для пеленгации цели по азимуту (В.С. Кельзон, Л.И. Глинкин, В.М. Иванцов). В РЛС ЦСО-П был реализован также метод некогерентного цифрового накопления сигналов (Ю.В. Очкин). Управление работой РЛС ЦСО-П предполагалось осуществить с помощью управляющей вычислительной машины М-4 разработки ИНЭУМ. Однако вычислительная машина М-4 оказалась неудачной, ее никак не удавалось запустить. Поэтому в РЛС ЦСО-П были предложены и реализованы (Л.И. Глинкин, Ю.В. Очкин, В.М. Иванцов) аппаратные методы автоматического обнаружения, захвата и сопровождения целей.

В довольно короткий срок РЛС ЦСО-П была построена на площадке №8 в г. Приозерске, и 17 сентября 1961 года она впервые обнаружила и сопровождала цели.

В связи с этим вспоминается следующий эпизод. Как известно, все работы по ПРО велись в режиме строжайшей секретности, особенно это касалось раскрытия рабочих частот. Для того чтобы выйти, как тогда говорили, в «эфир» и фактически раскрыть рабочие частоты станции, требовалась чрезвычайно сложная и длительная процедура. Если учесть, что «Дунай-2» к этому времени уже работал, разработчикам ЦСО-П хотелось сделать это поскорее. Я, как ответственный в то время на объекте №8, позвонил А.Л. Минцу — что делать? Он посоветовался с Г.Ф. Байдуковым (в то время начальник 4 ГУ МО). Байдуков сказал Минцу: «Если уверены, что РЛС будет работать — включайтесь и докладывайте «наверх»». Что мы и сделали.

За время существования РЛС ЦСО-П (до конца 60-х годов) на полигоне на ней был проведен большой комплекс работ по совершенствованию аппаратуры, отработке элементов модернизации. РЛС работала по пускам отечественных ракет, наблюдала за запусками наших космонавтов, участвовала в операциях «К-1», «К-2», «К-3», во время которых проверялась работа средств обнаружения и сопровождения ракет в условиях воздействия ядерных взрывов.

Особенно много работ было проведено по обнаружению и сопровождению ИСЗ, в том числе и специально запускаемых для проверки работы различных РЛС.

Успешные результаты этих работ явились, по-видимому, одним из решающих моментов при выборе РЛС для создания радиолокационного поля обнаружения и определения координат ИСЗ для системы «ИС».

Тюрин Андрей
Администратор
Сообщения: 1315
Зарегистрирован: 19 ноя 2011, 20:01

Re: Выдержки из книги Н.Г. Завалий

Сообщение Тюрин Андрей » 19 мар 2016, 20:21

РЛС «Днестр», «Днестр-М»

Система «ИС», которая создавалась МКБ «Стрела» (позднее ЦНИИ «Комета» — Главный конструктор А.И. Савин), предназначалась для «истребления» опасных военных спутников.

Радиотехнический институт совместно с 2 НИКИ МО, в котором этой проблемой занимался отдел полковника Д.С. Конторова, предложил создать радиолокационное поле обнаружения ИСЗ на базе РЛС ЦСО-П. Радиолокационное поле предполагалось организовывать в виде двух вертикальных барьеров. Эти барьеры должны были располагаться в двух разнесенных по широте местах (узлах ОС-1 и ОС-2). Такая зона действия обеспечивала наблюдение ИСЗ не менее чем на двух смежных витках при совместной обработке радиолокационных измерений с двух узлов, обеспечивающих точность измерения орбиты «опасного» ИСЗ, достаточную для его уничтожения. Место расположения первого узла (ОС-1) было выбрано в районе г. Иркутска, второго — в районе озера Балхаш (поселок Гюльшат).

Веерообразную зону на каждом узле обеспечивали 4 РЛС «Днестр» (Главный конструктор Ю.В. Поляк, его первый заместитель — В.М. Иванцов). РЛС «Днестр» представляла по существу две РЛС ЦСО-П, объединенных единым вычислительным комплексом и командным пунктом. Конструктивно РЛС представляла двухэтажное здание с двумя крыльями —антеннами. Каждая антенна обеспечивала 30-градусный сектор сканирования по азимуту узким лучом (0.5 градуса), а по углу места диаграмма направленности представляла «лопату», шириной в 20 градусов.

Секторы обзора по азимуту всех РЛС были ориентированы в одном направлении (вдоль широты земли), а углы места устанавливались таким образом, чтобы создать веерный вертикальный барьер. Две РЛС (их еще называли ячейками —РЛЯ) смотрели на восток (РЛЯ 1 и 2) на углах места от 10 градусов до 90 градусов, и две другие (РЛЯ 3 и 4) — на запад (также на углах от 10 градусов до 90 градусов).

В период конструирования в РЛС «Днестр» (1962—1963 гт.) по результатам испытаний ЦСО-П было внесено много технических новшеств.

Так была разработана новая аппаратура некогерентного накопления сигналов (С.С. Каринский), усовершенствована аппаратура синхронизации и управления (Л.И. Глинкин, В.А. Кобзев), разработана аппаратура функционального контроля станции (В.Г. Жирнов, С.С. Смирнов). Для повышения надежности организовано резервирование всех систем станции (кроме «железной» антенны). Но самым главным новшеством было то, что управление всеми режимами РЛС и построение траекторий целей производилось от ЭВМ, которая была одна из модификаций ЭВМ М-4 — 2М, разработанной в ИНЭУМ (вместо неудачной машины М-4) под руководством М.А. Карцева. В ней была применена самая новая по тем временам полупроводниковая элементная база. (В остальной аппаратуре станции тогда еще применялись лампы.)

Работа по созданию алгоритмов и программ оказалась очень сложной и трудоемкой. Средств автоматизации программирования в то время практически не было, да и применить их было нельзя, т.к. все программирование велось на машинном языке, о котором сегодняшние программисты и понятия не имеют. Зато это позволяло реализовывать сложную программу при ограниченных объемах памяти. Разработкой алгоритмов для станции в РТИ занимались Ю.С. Саврасов, Р.В. Машетов, М.И. Нейман, Ю.В. Очкин и другие. Разрабатывал и внедрял первую рабочую программу в РТИ коллектив молодых программистов во главе с В.А. Соловьевым. Кроме сотрудников РТИ в создании рабочей программы участвовала группа программистов Головного производственно-технического предприятия (ГПТП) во главе с В.А. Кочергиным.

С целью юстировки разрабатываемых РЛС в РТИ была создана отдельная группа специалистов под руководством разработчика-тематика, а впоследствии заместителя Главного конструктора РЛС «Дарьял» А.Х. Крата. В состав группы вошли специалисты, прошедшие школу разработчиков аппаратуры РЛС (Г.П. Русских, Д.И. Колбасин, Ю.П. Федин и др.). Алгоритмическую и программную сторону обеспечивала группа тематиков с хорошей математической подготовкой (Я.М. Мазур, Р.В. Мошетов,Т.К. Казак, А.Г. Казак и др.).

Одновременно под руководством ведущих инженеров Г.М. Ткачева и В.Ф. Кабанова проводились работы по организации измерений параметров диаграмм направленности антенных систем РЛС (вертолетные облеты, измерение ДНА методом внеземных источников излучения и др.).

Впервые для обеспечения РЛС эталонами были разработаны и апробированы в реальной обстановке созданные для этой цели в РТИ юстировочные комплексы, позволяющие получать эталонные данные по угловым координатам при совместном с РЛС сопровождении практически любых ИСЗ в сумеречное и ночное время. При этом точность «эталонов» составляла единицы угловых минут. В состав комплексов входили оптические средства, радиолокационная станция траекторных измерений «Кама-А», а также специально разработанная в РТИ аппаратура предварительного автоматического наведения указанных средств на ИСЗ по грубым данным юстируемой РЛС. Вся система была охвачена аппаратурой взаимной синхронизации производимых измерений. Эти работы, как и многие другие, в силу их оригинальности и новизны были защищены авторскими свидетельствами на изобретение. Работы курировались непосредственно главными конструкторами В.М. Иванцовым, О.В. Ошаниным и Ю.В. Поляком.

К юстировке РЛС на более позднем этапе были также подключены специалисты и измерительные средства Минобороны, при этом эталонная информация поставлялась непосредственно на объект, где находилась юстируемая РЛС.

Работа большого количества участников создания РЛС «Днестр» (проектировщиков, строителей, заводов-изготовителей, настройщиков, алгоритмистов и программистов) завершилась в конце 1966 года проведением конструкторских (заводских) испытаний на головной РЛС (РЛЯ №4 узла ОС-2).

В апреле 1967 года были успешно завершены Государственные испытания под руководством маршала артиллерии Ю.П. Бажанова, и первая РЛС «Днестр» была принята на вооружение Советской армии.

Параллельно с созданием РЛС «Днестр» в институте и на полигоне отрабатывались технические решения по ее модернизации. Эту модернизированную РЛС («Днестр-М») институт предложил создать на первых узлах РО системы ПРН (узел РО-1 г. Мурманск и узел РО-2 г. Рига). Главным конструктором РЛС «Днестр-М», как и узлов ОС и РО в целом, был Ю.В. Поляк, а первым заместителем по станции «Днестр-М» О.В. Ошанин.

В модернизированную РЛС «Днестр-М» было внедрено много новых идей и усовершенствований.

Основными из них были:
увеличение длительности зондирующего сигнала с 200 мксек до 800 мксек, что позволило существенно увеличить дальность действия;
повышение разрешающей способности и точности измерения дальности за счет фазовой модуляции зондирующего сигнала 127-значной М-последовательности (Р.Ф. Авраменко, О.В. Ошанин);
увеличение точности и быстродействия измерения разности фаз двух приемных каналов, что позволили увеличить точность измерения угла места цели (А.А. Васильев);
применение нового метода пеленгации по азимуту, путем согласования полосы зондирующего сигнала и «мгновенной» полосы антенны. (Р.Ф. Авраменко, В.М. Иванцов);
перевод практически всей приемо-измерительной аппаратуры на полупроводниковую элементную базу.

Работой РЛС стала управлять более мощная ЭВМ (одна из модификаций М-4—2М) с новой усовершенствованной программой.

После успешного испытания модернизированной РЛС ЦСО-ПМ на полигоне в 1965 году было принято решение создавать РЛЯ №1 и №2 на узлах ОС в модернизированном варианте. Создание РЛС «Днестр-М» на узлах РО и ОС шло практически одновременно (1968—1970). Работы по созданию первой РЛС «Днестр-М» были завершены на объекте РО-1 (г. Мурманск) в конце 1968 года. Государственная комиссия под председательством генерал-полковника В.В. Дружинина провела комплексные испытания РЛС и рекомендовала ее к постановке на дежурство. Надо отметить, что если аппаратура станций на узлах РО и ОС была одинаковой (за исключением установки секторов антенн по углам места), то рабочие программы станций существенно отличались. Необходимость в этом была вызвана тем, что угловые скорости целей (ИСЗ) на больших углах места (10— 90 градусов) были намного выше, чем на РЛС узла РО (10—30 градусов), и соответственно время пребывания цели в зоне действия РЛС было намного меньше. С разработкой новой программы для РЛС «Днестр-М» узлов ОС успешно справилась та же группа программистов РТИ и ГПТП, которая разрабатывала программу для РЛС «Днестр».

В 1971 году узлы ОС в составе 4-х РЛС «Днестр», 4-х РЛС «Днестр-М» и 2-х командных пунктов успешно прошли испытания совместно с системой «ИС» и были поставлены на дежурство.

Тюрин Андрей
Администратор
Сообщения: 1315
Зарегистрирован: 19 ноя 2011, 20:01

Re: Выдержки из книги Н.Г. Завалий

Сообщение Тюрин Андрей » 19 мар 2016, 20:21

РЛС «Днепр»

После постановки на дежурство узлов ОС и РО работы по усовершенствованию РЛС «Днестр-М» продолжались. Тем же дружным коллективом разработчиков и тематиков (А.А. Васильев, Б.В. Шишкин, А.П. Грязнов, В.А. Шумаков, Л.И. Глинкин, О.В. Ошанин, В.Е. Орданович), конструкторов во главе с В.М. Лупуловым и В.Н. Николаевым, проектировщиков во главе с И.В. Тарковским и Е.В. Янкиным были разработаны предложения по совершенствованию РЛС «Днестр-М».

Существенно была усовершенствована антенна. За счет «запитки» антенны с двух сторон в два раза был увеличен сектор обзора каждой антенны по азимуту (до 60 градусов). Доработан рупор антенны (укорочен с 20 до 14 метров). В него был установлен поляризационный фильтр, который позволил улучшить точность измерения по углу места.

Еще больше была увеличена дальность действия РЛС за счет более мощных передатчиков и «фазирования» их в антенне, что позволило также улучшить работу станции на нижних углах.

Впервые на РЛС метрового диапазона был реализован режим межтактового когерентного накопления сигналов (В.И. Зарецкий, В.Е. Орданович). Более мощная ЭВМ (еще одна модификация М-4—2М) позволила в два раза увеличить пропускную способность РЛС. Первая РЛС «Днепр» под руководством бессменного Главного конструктора Ю.В. Поляка и его нового первого заместителя Л.И. Глинкина в 1974 году на узле ОС-2 (РЛЯ №5) успешно прошла совместные испытания и была поставлена на дежурство. Следующая РЛС «Днепр» была создана на узле РО в г. Севастополе. Остальные РЛС «Днестр-М» узлов РО и ОС (кроме РЛЯ №3 и №4 узлов ОС) были доработаны до РЛС «Днепр» под руководством нового заместителя Ю.В. Поляка —В.Е. Ордановича. РЛЯ№3 и №4 узлов ОС-1 и ОС-2 после ввода СККП (система контроля космического пространства) и наращивания систем ПРН новыми средствами были сняты с дежурства.

В вышеизложенных материалах о создании РЛС ЦСО-П «Днестр», «Днестр- М», «Днепр» я упомянул лишь незначительную часть активных участников этих работ. Из-за краткости изложения в них не нашли упоминания многие другие участники —проектировщики, изготовители аппаратуры, монтажники, настройщики, заказчики и многочисленные участники испытаний со стороны промышленности и Министерства обороны. В какой-то степени этот пробел я надеюсь восполнить в следующем разделе, хотя и не полностью.

Тюрин Андрей
Администратор
Сообщения: 1315
Зарегистрирован: 19 ноя 2011, 20:01

Re: Выдержки из книги Н.Г. Завалий

Сообщение Тюрин Андрей » 19 мар 2016, 20:23

РЛС «Дарьял»

В начале 70-х годов появились баллистические ракеты с большой дальностью действия и разделяющимися головными частями (для РЛС это так называемые сложные баллистические цели — СБЦ). Размеры отражающих поверхностей таких целей существенно уменьшились, причем планировалось дальнейшее их уменьшение за счет технологии «Стелс». Усовершенствовались также меры противодействия работе РЛС путем постановки различных видов активных и пассивных помех.

С учетом этих факторов Заказчиком были разработаны ТТЗ на разработку для СПРН новой сверхмощной РЛС. Эти РЛС должны были в первую очередь дополнить (закрыть) «щели», существовавшие в радиолокационном поле СПРН, а в дальнейшем ими планировалось заменить дежурящие РЛС «Днепр».

В соответствии с этими ТТ3 в РТИ в 1971—1972 годах был разработан проект такой РЛС, которой было присвоено название «Дарьял».

Защита проекта проходила в острой конкурентной борьбе с давним соперником РТИ еще по РЛС ЦСО-П — НИИДАРом. Коллектив сотрудников НИИДАРа во главе с Мусатовым предложил конкурсный вариант РЛС «Дарьял-С».

Если РТИ предложил совершенно новый радиолокатор с фазированными антенными решетками (ФАР) и импульсным излучением, то НИИДАР предложил радиолокатор на базе РЛС «Дунай» — с частотным сканированием и непрерывным излучением.

Хотя оппонентская группа во главе с А.Г. Басистовым склонялась к варианту НИИДАРа, коллегия министерства радиопромышленности во главе с тогдашним министром В.Д. Калмыковым представила Заказчику проект РТИ. Неофициально у Заказчика проект РЛС «Дарьял-С» также был, но они приняли проект РТИ. Главным конструктором РЛС «Дарьял» приказом министра радиопромышленности был назначен В.М. Иванцов, а его первым заместителем — А.М. Скосырев.

РЛС «Дарьял» была спроектирована в виде 2-х позиций (центров) — передающей и приемной.

Основу передающего центра составляли фазо-фазовые (размером 40x40 метров) антенны, состоящие из 1260 передатчиков. Каждый передатчик состоял из усилителя мощности (передающего модуля) и модулятора. Передающие модули вместе с вибраторами — излучателями непосредственно вставлялись в антенную решетку, составляющую переднюю наклонную часть здания. Остальную основную часть здания занимали модуляторы, расположенные на 12 этажах. Аппаратура синхронизации и управления находилась на 3-м этаже. На первом этаже передающего центра с двух сторон размещалась ремонтно-поверительная база (РПБ) для ремонта передающих модулей.

Для доставки неисправных передающих модулей на РПБ и возвращения их после ремонта обратно в антенное полотно была разработана специальная транспортная система, состоящая из двух наклонных подъемников и манипуляторов. Вся транспортная система представляла сложный инженерный комплекс, работающий с высокой точностью — единицы миллиметров. Это большая проблема, если учесть, что размеры модуля — 0.7х0.7х5 м, вес более тонны, а вес манипулятора около 10 тонн.

Основу приемного центра составляла фазо-фазовая (ФАР) приемная антенна, состоящая из 4048 приемных крест-вибраторов и подключенных к ним 8096 усилителей. Аппаратура «фазирования» — формирования приемных лучей — располагалась на 18 этажах здания непосредственно за антенным полотном. На 7-м этаже здания располагался командный пункт, на 5-м — аппаратура обнаружения и измерения параметров сигнала, на 3-м —вычислительный комплекс, состоящий из трех самых современных на тот период отечественных ЭВМ (М-10, разработанной под руководством М.А. Карцева в НИИВК).

По тем временам (да, пожалуй, и по сей день) такие мощные РЛС, как «Дарьял», ни в Советском Союзе, ни за рубежом не создавались. В этом мы убедились, когда советская делегация в 1990 году полетела смотреть американскую РЛС системы ПРН США в г. Туле (Гренландия).

Количество аппаратуры и объем строительно-монтажных работ на РЛС «Дарьял» в десятки раз был больше, чем в РЛС типа «Днепр». Поэтому для ускорения разработки и изготовления аппаратуры РЛС «Дарьял» было привлечено большое количество НИИ, КБ и заводов Советского Союза. При этом основная аппаратура РЛС, как и в РЛС «Днестр», «Днепр», разрабатывалась коллективом РТИ.

Основными разработчиками были:
1. По приемной антенне — коллектив во главе с В. А. Шумаковым (В.Ф. Кабанов, В.И. Орешенков и др.).
2. По передающей антенне — коллектив под руководством В.С. Лосева (Г.С. Алексеев, Ю.А. Евдокименко и др.) совместно с КБ СП (позднее НИИРФ) во главе с Г.Г. Бубновым.
3. По приемной высокочастотной аппаратуре и задающим генераторам — коллектив во главе с А.П. Грязновым (Н.В. Сибилев,И.И. Козодоев, А.А. Эпштейн и др.).
4. -По приемной аппаратуре и аппаратуре адаптации — коллектив во главе с А.А. Васильевым (Б.В. Шишкин, В. А. Николаев, Е.В. Грохольский и др.).
5. По передатчикам — коллектив во главе с Л.Г. Мищенко(И.К. Зубов,В.Е. Мухин, Л.В. Николаев, А.А. Баранов и др.).
6. По аппаратуре обработки («сжатия») ФП сигнала с 527-значной М-последовательностью — коллектив под руководством В.В. Зеленина.
7. По аппаратуре синхронизации, управления, функционального контроля — коллектив во главе с И.М. Благовещенским (В. А. Кобзев, С.С. Смирнов, Ю.И. Левченко, В.И. Потапов и др.).
8. Разработка транспортной системы велась рядом предприятий. Возглавлял эту работу В.Е. Абрамов.
9. Конструкторские работы возглавлял В.Н. Никалгаев (Ю.И. Мозговой, П.Ф. Фролов, И.С. Подойницын и др.).
10. Проектные работы велись ЦПИ-20 (пл. инженер проекта Гут И.Х.) и ЦП-58 (гл. инженер проекта Г.П. Ливенков). В институте этими работами руководил И.В Тарковский и позднее Е.В. Янкин (В.И. Макаров, В.В. Колошеин, П.А. Гришин и др.).
11. Разработка РПБ проводилась предприятием ГПТП под руководством Ю.В. Красикова.
12. Разработка рабочей программы велась большим коллективом ГПТП (позднее НПО «Пирамида» и ОКБ «Карат») во главе с С.Ф. Чижковым (А.Е. Блохин, В.И. Волков, Ю.В. Фонкин, К.И. Смарский, В.Е. Миллер и др.). В РТИ эту работу возглавлял В.А. Соловьев (Е.А. Костарев, А.А. Даниленко, М.В. Ратынский, В.И. Соловьев, В. А. Марей, О.К. Хвацкий.Г.И. Попов идр.).

Для организации и координации всех работ по разработке, настройке и испытанию РЛС в институте была создана группа ведущих разработчиков-тематиков: В.Л. Богданов, Е.Н. Гришин, М.Е. Даниелянц, А.А. Иванников, Ю.Б. Исаенко, Л .А. Кокорев, А.Х. Крат, Г.П. Русских, Д.В. Щелкин и др., — под непосредственным руководством В.М. Иванцова и А.М. Скосырева.

Для сокращения сроков создания РЛС «Дарьял» и экономии средств было принято решение не создавать экспериментального образца станции, а ограничитъся созданием макетов приемного и передающего центров. В качестве макета приемного центра была создана приемная РЛС «Даугава» на узле РО-1 в Мурманске, которая работала совместно с РЛС «Днепр». Приемная антенна ПРЛС «Даугава» была уменьшенной копией (в 2 раза меньше по высоте) приемной антенны РЛС «Дарьял», а приемная аппаратура и вычислительный комплекс были аналогичными РЛС «Днепр».

Главным конструктором ПРЛС «Даугава» был А.А. Васильев. Создана «Даугава» была в 1977 году.

Для отработки передающего центра на полигоне о. Балхаш рядом с бывшей РЛС ЦСО-П был построен макет передающей антенны в составе 27 вибраторов, в том числе 9-ти активных (передающих) модулей. На этом макете была отработана основная часть аппаратуры передающей позиции, в том числе проверено фазирование 9-ти мощных передатчиков и управление передающим лучом. Испытания макета были завершены в 1979 году.

Кроме стендов на объектах, в РТИ в испытательном зале также был создан стенд. Аппаратура для него изготавливалась по конструкторской документации, которая после испытаний аппаратуры в зале и корректирования по результатам испытаний передавалась на заводы для серийного изготовления. Начальником опытного производства РТИ был В.Н. Манин (позднее заместитель директора РТИ). Благодаря В.Н. Манину, его заместителям и начальникам цехов (В.П. Плющев, Г.Н. Айединов, Е.В. Борисенко, И.П. Будукин, А.М. Лебедев, В.К. Нащекин), коллектив опытного производства РТИ за счет быстрого и качественного изготовления опытных образцов позволил существенно сократить время (и деньги) на освоение производства аппаратуры «Дарьял» на серийных заводах.

В период настроечных работ на объекте опытное производство РТИ не раз выручало разработчиков, помогая оперативно устранять выявленные недостатки в аппаратуре еще до внедрения очередного «бюллетеня доработок».

Вспоминается такой случай. Во время настроечных работ, когда уже в работе были почти все передатчики, случилось ЧП. В массовом порядке начали отключаться передающие модули. Причину вскоре выяснили. Передатчики отключались по сигналу датчика-измерителя расхода воды (ротаметра, хотя воды хватало). Это была ошибка разработчика. Необходима была доработка ротаметров. Работа очень большая, но срочная. Вопрос надо было решать с директором ДМ3 Страмцовым Л.В. ДМ3 был одним из головных заводов еще со времен «Днестров». Отношения с ним были неплохие. Но характер у директора был непростой, и еще он любил выносить «горячие» вопросы «наверх», пользуясь своим хорошим знакомством с председателем ВПК Л.В. Смирновым. Как всегда выручил В.Н. Манин. Узнав о нашей беде, он сам вызвался помочь. В течение короткого времени все 1260 ротаметров были доработаны, и проблемы этой больше не возникало.

Учитывая большую кооперацию заводов-изготовителей и, как известно, непростое дело освоения новой аппаратуры, в МРП было создано Спецуправление (позднее 10 Главк). Основной задачей Спецуправления была координация работ заводов-изготовителей, строителей и монтажно-настроечных организаций. Аппарат управления готовил соответствующие постановления ЦК КПСС и Совмина, постановления ВПК, приказы по министерству, сетевые графики изготовления, монтажа и настройки аппаратуры. От РТИ эту работу координировал АХ. Крат.

Во главе Спецуправления был назначен молодой и энергичный руководитель — В.Г. Дудко. Небольшой коллектив управления (заместитель В.В. Фадеев, В.И. Курышев—позднее директор ГПТП, сотрудники —Б.С. Михайлов, А. А. Курапов, Ю.А. Моисеев) внес немалый вклад в создание «Дарьяла».

Надо сказать, что с В.Г. Дудко я познакомился еще задолго до его назначения начальником Спецуправления, в период работ на РЛС «Днепр». У нас с ним сложились хорошие, дружеские отношения, что помогало в работе, хотя не обходилось без «стычек». Помню, как на одном из рабочих совещаний нас «разнимал» генеральный директор ЦНПО «Вымпел» Ю.Н. Аксенов. Надо отметить, что руководство ЦНПО «Вымпел» во главе с Ю.Н. Аксеновым, главным инженером Н.В. Михайловым (позднее заместитель министра обороны РФ) немало внимания уделяло созданию РЛС «Дарьял», также как и все МРП во главе с министром П.С. Плешаковым и его заместителем по этому направлению В.И. Марковым.

В отличие от таких спокойных по манере общения людей, как Ю.Н. Аксенов и Н.В. Михайлов, В.И. Марков был жестким человеком, хотя справедливым и смелым.

Вспоминается один эпизод того времени. 21 июля 1979 года во время настроечных работ случился пожар на передающем центре РЛС «Дарьял» в г. Печора. Сгорело укрытие и была повреждена часть аппаратуры (жертв, к счастью, не было). В.И. Марков был назначен председателем комиссии по выяснению причин пожара. Всем, кто был и не был причастен к пожару, конечно, досталось. Но, когда Владимир Иванович разобрался в случившемся и понял, что принципиальных конструкторских ошибок нет и что дело можно исправить, он энергично взялся за организацию восстановления передающего центра. Восстановление передающего центра еще только начиналось, а «Центрнаучфильм» по плану уже заканчивал фильм о создании «Дарьяла». Автором сценария и руководителем съемок был А.Х. Крат. По сценарию необходимо было снять «завершающий» сюжет. В отличие от некоторых руководителей МРП и МО В.И. Марков сразу согласился принять участие в съемке. По воспоминаниям А.Х. Крата, В.И. Марков сам доработал текст монолога, который звучал так, как будто станция уже создана, хотя до конца настроечных работ и испытаний был еще долгий путь.

Надо сказать, что объем строительных и монтажно-настроечных работ был гигантский. Если на «Днестрах» настройщиков аппаратуры было порядка 100 человек, то на Печоре их было более 1000. Работа по настройке РЛС «Дарьял» была поручена ГПТП (директор В.А. Иванов, позднее В.И. Курышев и бессменный главный инженер И.Н. Ярыгин). Кроме москвичей, в настройке участвовали специалисты Ленинградского, Николаевского и Рязанского филиалов ГПТП, но основной костяк составляли ленинградцы.

Начальником объекта в Печоре был назначен В.Г. Капенкин, который позднее совмещал эту должность с должностью главного инженера ЛПТП. Впоследствии В.Г. Капенкин стал директором НПП «Пирамида». Главным инженером объекта вначале был В.И. Белоцерковский, а потом до конца завершения работ В.З. Родин.

Настройка и стыковка большого количества аппаратуры была непростой задачей. Непростой задачей была также разработка рабочей программы РЛС. Управление работой станции осуществлялось, как я уже отмечал, мощной ЭВМ 5Э66. В отличие от РЛС «Днестр» и «Днепр» в РЛС «Дарьял» должна была быть реализована большая пропускная способность, в том числе по сложным целям, обеспечена помехозащищенность от различного вида помех. В РЛС предусматривались различные режимы обзора. В режиме сопровождения предусматривалась корректировка точных измерений в зависимости от внутренних и внешних факторов. ЭВМ осуществляла управление и контроль работы тысячи устройств.

Разработку этой программы выполнил большой коллектив специалистов (более 100 человек) во главе с С.Ф. Чижковым. Основной костяк специалистов составляли ленинградцы (А.Е. Блохин, В.И. Валков, Ю.В. Фомкин, К.Н. Снарский, В.Е. Миллер, В.М. Гаврилов и др.). От РТИ эту работу координировала группа программистов во главе с В.А. Соловьевым. Учитывая сложность разработки программы РЛС для поднятия ответственности и «морального духа», коллектив программистов ЛПТП был позднее выделен в отдельное подразделение —ОКБ «Карат».

Помогали в отладке рабочей программы станции и сотрудники СНИИ-45 МО. СНИИ-45 было поручено проверить характеристики РЛС при испытаниях. Для этого разрабатывали программные модели — КИМС. При их настройке «шлифовалась» и рабочая программа РЛС. Из руководителей СНИИ-45 следует отметить Г.В. Кононенко, В.И. Порсева.А.И. Цейтленка.

Вводом в строй объектов СПРН и ПРО со стороны Заказчика ПВО занималась в/ч 73570. Ее многолетним начальником был М.М. Коломиец. Мне посчастливилось познакомиться с ним еще в период создания РЛС «Днестр». Михаил Маркович Коломиец, всегда вежливый и тактичный, очень уважительно относился к представителям науки и промышленности, какими бы молодыми они ни были (как я в то время). Это его качество передавалось командирам и личному составу вверенных ему частей, что не в малой степени способствовало успеху общего дела. До сих пор я с теплотой вспоминаю командира в г. Печора Е.М. Захарчука и его подчиненных. Хорошие слова хочется сказать и о главном инженере в/ч 73570 - генерале В.В. Рожкове, который немало дней провел на Печоре.

Добрым словом хочется отметить великих тружеников — строителей. На Печоре строительство возглавлял Ю.Г. Венедиктов (главный инженер — В.М. Жуткин). На объекте неоднократно бывали руководители ГУСС МО — К.М. Вертелов, Ю.П. Федорович, заместитель министра Минмонтажспецстроя Миненков, руководитель монтажных работ — Е.А. Баранов (ныне — один из руководителей монтажных организаций г. Москвы). Трудностей у строителей было немало. Однажды г.Печору посетил заместитель министра обороны по строительству маршал Геловани. Мороз был —52 градуса. На маршала сильное впечатление произвел не только объект, но и его мужественные строители и монтажники.

В какой-то мере «Дарьялу» повезло. Он не был обделен вниманием правительства в лице председателя ВПК Л.В. Смирнова и его заместителей. В те времена главного конструктора заслушивали министры обороны Д.Ф. Устинов и С.Л. Соколов, г. Печору неоднократно посещали главкомы ПВО, маршалы Батицкий и Колдунов.

Повезло «Дарьялу» и с ГУ В ПВО. Без таких людей из ГУВ ПВО, как Л.М. Леонов, М.И. Ненашев, О. А. Лосев (позднее заместитель министра МРП), А.В. Прохоров, Н.И. Петров, А.Т. Попов и др. «Дарьял», наверное, долго бы вводили в строй.

А так, в конце 1983 года Госкомиссия под председательством заместителя Главкома ПВО генерал-полковника Е.С. Юрасова завершила испытания головной РЛС «Дарьял» в г. Печора, и 20 марта 1984 года она была сдана в эксплуатацию. А через год, 19 февраля 1985 года, вторая РЛС «Дарьял» в Азербайджане, после приемо-сдаточных испытаний комиссии во главе с заместителем Командующего ПРО и ПКО Б.А. Алисовым, также была сдана в эксплуатацию.

После проведения Государственных испытаний войсковые части объектов СПРН переходили из подчинения Управления по вводу объектов в состав отдельной армии предупреждения о ракетном нападении, основного объединения в структуре войск ПРО и ПКО (ныне — РКО), и ставились на боевое дежурство. Бессменным командующим войск ПРО и ПКО (с начала их создания в 1967 г. и до 1986) был генерал-полковник Герой Социалистического Труда Ю.В. Вотинцсв.

С Ю.В. Вотинцевым я познакомился еще в период работы на «Днестрах». Знакомство это было не очень близким, так как все организационно-технические проблемы решал главный конструктор Ю.В. Поляк. Но уже тогда меня поразила гигантская трудоспособность Юрия Всеволодовича, его широкий кругозор, знание не только военных, но и технических проблем.

Более тесное знакомство у нас состоялось после постановки на дежурство РЛС «Дарьял». Вспоминается такой случай. Лето 1983 года. «Дарьял» на Печоре поставлен на дежурство. Но расслабляться не приходится. На РЛС в Азербайджане идут настроечные работы, масса своих проблем, связанных с рельефом местности и работой РЛС в южных условиях. Периодически объект посещает «начальство». В какое-то время на объект прибыл Генеральный конструктор СПРН В.Г. Репин, его заместитель А.В. Меньшиков, руководители ГПТП. Зная хобби В.Г. Репина и А.В. Меньшикова, в воскресенье нас уговорили поехать на рыбалку, недалеко от объекта. Только расположились — гонец. Меня и В.Г. Репина срочно вызывают в Москву. Быстро вылететь в Москву с юга в курортный сезон почти невозможно. Я говорю В.Г. Репину: «У меня в г. Тбилиси близкий знакомый по Балхашу —заместитель командующего Закавказским военным округом генерал М.О. Ааман. Давай поедем в Тбилиси — М.О. Ааман поможет вылететь в Москву». Так и вышло. На следующий день мы уже были в Москве. Не заезжая домой, прямо с аэродрома поехали на КП СПРН. Входим в зал — идет совещание. Юрий Всеволодович встретил нас не очень ласковыми словами (вместо того, чтобы спросить, как нам удалось так быстро добраться). Я хотел возмутиться, но Репин меня остановил. Понятно конечно — на плечах Главкома, а значит и Командующего ПРО и ПКО, лежала огромная ответственность —обеспечить надежное функционирование «информационного щита» Родины — СПРН. А здесь ЧП — СПРН выдала «ложную тревогу» (кстати сказать, у американской СПРН такое бывало намного чаще). По этому случаю была создана комиссия Министерства обороны во главе с заместителем министра обороны В.М. Шабановым. Разобрались, конечно. «Дарьял» был ни при чем. В СПРН шло наращивание новых средств. Случилась одна из технических «нестыковок», которую быстро устранили.

Здесь следует сказать, что в условиях непрерывного боевого дежурства, постоянного наращивания и совершенствования средств СПРН, сложнейшей радиоэлектронной обстановки в районах объектов подобные ситуации возникали неизбежно и достаточно часто. Потому командованием армии еще в 1978— 1979 годах с участием генеральных, главных конструкторов, НИИ, Заказчика было разработано и Главкомом утверждено «Положение о системном анализе боевого применения СПРН». Согласно этому «Положению...», еженедельно назначалась группа анализа во главе с командующим или его заместителем, в которую входили ответственные представители главных конструкторов всех дежурящих средств СПРН, Заказчика, НИИ. Эта группа очень оперативно (по сигналу «Земля» группа собиралась на КП армии в течение не более 2-х часов) и квалифицированно анализировала все «нештатные» ситуации и готовила конкретные предложения. В особенно серьезных случаях в анализе принимали участие и сами генеральные и главные конструкторы, а также руководство войск ПРО и ПКО, ГУВ ПВО, представители Главного и Генерального штаба.

Деловая, спокойная, рабочая обстановка, которую создавали при этом командующий армией генерал Н.И. Родионов, начальник штаба генерал Н.Г. Завалий и начальник управления вооружения генерал В.П. Панченко, позволяла объединить усилия разработчиков различных средств СПРН и личный состав дежурящих объектов для оперативных решений всех возникающих проблем без препирательств и неосновательных споров.

Тюрин Андрей
Администратор
Сообщения: 1315
Зарегистрирован: 19 ноя 2011, 20:01

Re: Выдержки из книги Н.Г. Завалий

Сообщение Тюрин Андрей » 19 мар 2016, 20:24

РЛС «Дарьял-У» и «Дарьял-УМ»

После постановки на дежурство РЛС «Дарьял» в г. Печора и в Азербайджане дальнейшее наращивание радиолокационного поля СПРН на базе «Дарьялов» планировалось в следующей последовательности — в районах г. Красноярска, г. Балхаш, г. Иркутск, потом в г. Рига и г. Мукачево.

За время создания и эксплуатации РЛС «Дарьял» в г.Печора и Азербайджане инженерная мысль не стояла на месте. Поэтому Радиотехнический институт предложил на следующих трех объектах гг. Красноярск, Балхаш, Иркутск создавать усовершенствованный «Дарьял» — «Дарьял-У», а на двух последующих — гг. Риге и Мукачево ее более усовершенствованный (модернизированный) — «Дарьял -УМ».

Главным конструктором РЛС «Дарьял-У» был назначен А. А. Васильев, а РЛС «Дарьял-УМ» — В.М. Иванцов.

Хотя в РЛС «Дарьял-У» сохранилась структура РЛС «Дарьял» и даже внешний вид (за исключением передающей позиции, в которой в два раза уменьшилось количество передатчиков), характеристики станции значительно улучшились, а именно:
- применение дробления сигнала по длительности позволило реализовать большую разрешающую способность по дальности и обеспечить оптимальное распределение энергетики в режиме обзора и сопровождения целей;
- реализация адаптивной приемной ФАР позволила существенно повысить помехозащищенность станции;
- более мощный вычислительный комплекс (кроме ЭВМ М10 в станции устанавливались 6 новых мощных ЭВМ 1ЗМ6) позволило не только реализовать цифровую обработку сигнала, но и существенно усовершенствовать алгоритм работы РЛС.

В РЛС «Дарьял-УМ» модернизация коснулась следующих систем:
- была разработана фактически новая приемная ФАР (в размерах и объемах старой ФАР) с увеличенным сектором сканирования и с меньшими потерями на краях сектора. Для этой ФАР была разработана новая аппаратура фазирования на новейшей элементной базе;
- на передающей позиции также была доработана антенная система для увеличения сектора сканирования, а также разработаны передатчики на новой элементной базе. Эти передатчики устанавливались вместе с модуляторами в помещении, что позволяло существенно упростить их эксплуатацию. Кроме того, передатчики имели более высокий КПД за счет применения новых электровакуумных приборов, что значительно уменьшало энергопотребление РЛС.

Несколько слов о выборе места «посадки» РЛС «Дарьял-У» и «Дарьял-УМ». «Дарьялы» в гг. Балхаш, Иркутск, Рига, Мукачево планировались строиться на объектах, где уже работали РЛС «Днепр». Выбор же Иркутска оказался непростым.

Вначале РЛС «Дарьял-У» предполагалось строить в районе г. Норильска. Но строительные организации предложили спуститься ниже по широте и строить в районе г. Красноярска. По их оценкам стоимость строительства в г. Норильске оказывалась в несколько раз выше, а главное, сроки завершения строительства могли значительно затянуться из-за трудности доставки строительных материалов и суровых климатических условий.

С точки зрения задач СПРН такое «снижение» по широте посадки РЛС было не существенно, но при этом оказывалось некоторое нарушение условий договора по ПРО от 1972 года. По этому договору РЛС СПРН должны располагаться по периметру границы территории страны. Но что такое граница территории страны в условиях тундры (г. Печора расположен в 400 км от границы океана)? Вопрос этот решался в конце 1979 года и начале 1980 года. США в это время уже нарушили этот пункт договора, создавая свои РЛС СПРН на территории других стран (Гренландия, Англия).

Кроме того, в это время в США была принята программа СОИ (стратегическая оборонная инициатива), так называемая программа «Звездных войн».

В этих условиях надо было срочно укреплять отечественную СПРН, и правительство приняло решение о строительстве первой РЛС «Дарьял-У» в районе г. Красноярска в целях скорейшего устранения «прорехи» в радиолокационном поле СПРН в Северо-Восточном направлении.

Возможность создания РЛС «Дарьял-У» в сравнительно короткие сроки (6— 7 лет) объективно имелась. Если первая РЛС «Дарьял» создавалась более 10 лет, то теперь условия для ускорения работ уже сформировались. Ритмично работала кооперация заводов по изготовлению аппаратуры. Строители хорошо освоили создание сложных объектов. Монтажно-настроечные организации также приобрели большой опыт.

В это время головной монтажной организацией по «Дарьялам» стала ЛПТП «Пирамида» (директор — А.И. Поддубный, главный инженер В.Г. Капенкин), которая совместно со смежниками имела большой коллектив опытных специалистов.

К началу 1987 года на объекте г. Красноярска практически было завершено строительство и начат монтаж аппаратуры. Казалось, еще немного, и первая РЛС «Дарьял-У» начнет работать. Но в это время в США началась мощная пропагандистская кампания с целью ликвидации Красноярской РЛС.

На первых порах Советское правительство предпринимало активные меры по урегулированию этого вопроса. Пошли даже на такой беспрецедентный шаг — допустили на РЛС американскую делегацию.

Целью этого шага было стремление убедить США в том, что РЛС не является элементом системы ПРО.

Но потом началась эпоха «перестройки». Руководство страны все больше шло на уступки Западу.

После перелета через два эшелона системы ПВО (Финляндия — Москва) на легком спортивном самолете и посадки в мае 1987 года Матиаса Руста у Кремля, в руководстве Министерства обороны произошли существенные изменения. Были сняты с должности министр обороны Маршал Советского Союза С.А. Соколов, Главком ПВО Главный маршал авиации А.И. Колдунов и почти все его заместители, а также ряд других военачальников. В этих условиях при пассивной политике МИДа во главе с Шеварднадзе некому было авторитетно и активно защитить Красноярскую РЛС. И ее ликвидировали —разобрали.

После этого головным объектом РЛС «Дарьял-У» становится Балхаш. Из-за нехватки средств строительство и монтаж затягивались. Но все же в 1991 году удалось завершить испытания, которые показали, что РЛС соответствует Техническому заданию (ТЗ). Для проведения совместных испытаний необходимо было устранить ряд замечаний, в основном по строительной части. Но к этому времени Союз уже распался. РЛС оказалась за рубежом, и создание ее прекратили.

Осталась последняя РЛС «Дарьял-У» в г. Иркутске. Средства на ее строительство и монтаж из года в год катастрофически уменьшались. Так что довести ее даже до заводских испытаний не удалось. И сегодня мы пришли к тому, что завершить ее создание уже невозможно и бессмысленно. Невозможно потому, что распалась кооперация заводов-изготовителей, часть из них осталась за рубежом. Бессмысленно потому, что устарела элементная база и технология. Таким образом, несмотря на затрату огромных средств и сил на создание РЛС «Дарьял-У», они прекратили свое существование не родившись.

Судьба «Дарьялов-У М» оказалась не лучше. Вначале дело шло неплохо. Активно работали строители, заводы. К 1989—1990 годам был проведен большой объем строительных работ. Здания приемных и передающих позиций в г. Риге (п. Скрунда) и г. Мукачево (п. Пестрялово) были построены. Велся монтаж инженерного оборудования (обеспечение водой, электроэнергией); но здесь началась активная деятельность по ликвидации РЛС. Хотя это еще было время Союза, но «положительный» опыт Красноярской РЛС уже был. В Риге и Мукачево было организовано «возмущение» местного населения. В основу «протеста» ставилась экология. На этих объектах уже длительное время работали «Днепры». Поэтому попытались показать, что уже они повлияли на окружающую среду и здоровье местного населения. Тогда что уж говорить о новой «большой» РЛС. В Мукачево распространялись «сказки», что в РЛС будут работать ядерные реакторы (это после Чернобыля-то!!!), что ушла вода из колодцев (хотя строящаяся РЛС не потребляла воду), и массы других причин. Особую активность проявляли ученые Ужгородского университета, потом активно включались в эту «работу» местные власти и даже Мукачевский райком КП УССР. О масштабах этих акций говорит хотя бы такой пример. Как-то в очередной раз я был в командировке в Печоре. Мне позвонили из горисполкома и просили подъехать. Говорят, начались разговоры о вредном влиянии РЛС на жителей Печоры. Приезжаю. Кроме местных (а я долго прожил в Печоре и многих знал), какое-то новое неместное лицо, но все же знакомое — где я ею видел? Выясняется — это делегат из Мукачево. Это была одна из активисток тамошнего РУХа, с которой не раз приходилось встречаться, медсестра по профессии. Узнать ее сразу было непросто — так она была приодета и прихорошена. Эта медсестра уже успела «поработать» с местным населением, в основном с летным составом местного аэродрома, особенно с его молодежью. Пришлось проводить разъяснительную работу. Хотя аэродром и находился недалеко от объекта, но по правилам полетов самолеты не попадали в зону действия РЛС (хотя это была и перестраховка). После бесед «зрелые» летчики посмеялись над молодыми, и «мадам» из Печоры исчезла.

Министерство обороны при участии ВПК (Военно-промышленной комиссии при Совете Министерств СССР) принимали активные меры для сохранения РЛС. Их усилиями была создана межведомственная комиссия под председательством члена-корреспондента АН УССР В.М. Шестопалова. Но, несмотря на положительное заключение комиссии, «возбуждение» населения при поддержке ученых Ужгородского университета (и, я думаю, несомненно финансовой поддержки РУХа) продолжалось.

В феврале 1990 года решением ВПК была организована комиссия во главе с вице-президентом АН СССР Е.П. Велиховым, в которую вошли ученые, от МО генералы В.М. Красковский,О.П. Сидоров, от промышленности А.А. Кузьмин (заменивший к этому времени генерального конструктора В.Г. Репина), В.М. Иванцов, В.С. Лосев и другие. Несмотря на усилия комиссии, разъяснительную работу среди населения и ученых (особенно большой авторитет был у А.А. Кузьмина и Е.П. Велихова, которые не по наслышке знали о вреде различных видов излучений), влияние РУХа было столь велико, что в августе 1990 года Верховный совет Украины объявил мораторий на строительство РЛС типа «Дарьял» на своей территории. Таким образом, создание РЛС «Дарьял-УМ» в Мукачево прекратилось.

Оставалось спасать последнюю РЛС «Дарьял» в г. Рига (п. Скрунда). Строительство РЛС в п. Скрунда продолжалось. Заводы изготовили около 90% аппаратуры. На объекте уже готовились к ее монтажу. Однако демонстрации продолжались. Правда, надо отметить, что население Скрунды практически не участвовало в них, в основном это были приезжие из соседних районов, которым платили деньги за участие в демонстрациях. Для спасения РЛС в ноябре 1990 года была создана авторитетная комиссия по проведению экологической экспертизы в районе РЛС. В нее входило более 60 человек, в том числе первый заместитель председателя Латвийской ССР И.О. Бишер, президент академии наук Латвийской ССР Я.Я. Лиеппетрис, академик Р.А. Кукайне. Председателем комиссии был назначен зам.председателя Государственного комитета по охране природы Е.В. Минаев, его первым заместителем командующий войсками ПРО и ПКО генерал А.М. Красковский.

Наряду с разъяснительной работой, комиссией была организована диспансеризация большого количества населения Кулдигского района, проживающего в зоне действия РЛС «Днепр» и вне ее. Радиотехническим институтом под руководством В.С. Лосева и А.А. Кошелева совместно со специалистами ЛПТП «Пирамида» при активном участии представителей Латвии были проведены измерения уровней электромагнитных полей в большом районе вокруг РЛС «Днепр». Был даже организован постоянно действующий автоматический стенд для измерений этих полей в одном из наиболее «напряженных» хуторов. Измерения показали, что уровни электромагнитных полей нигде не превышают норм, хотя эти нормы в СССР были установлены намного ниже, чем за рубежом. Диспансеризация населения также не показала разницы в состоянии здоровья людей, живущих в зоне действия РЛС «Днепр» и вне ее.

В июле 1990 года комиссия завершила свою работу. Несмотря на пристрастное отношение ряда членов комиссии от Латвии, на основе результатов проведенных исследований по РЛС «Днепр» и представленных расчетов по РЛС «Дарьял-УМ» комиссией были сделаны выводы в пользу строительства РЛС «Дарьял-УМ».

Появилась надежда, что РЛС «Дарьял-УМ» будет создана. Но далее произошел развал Союза. Латвийские власти передали почти построенную РЛС американцам для ликвидации. Они ее и взорвали.

Жалко и обидно не только за то, что были затрачены огромные деньги на строительство РЛС, но также и за то, что не удалось довести до совершенства новое пополнение «Дарьялов», как это было сделано с «Днепром». Главное же состоит в том, что не удалось вовремя укрепить наземную компоненту СПРН страны мощными современными РЛС. Особенно это стало очевидно сейчас, когда США приняли решение о выходе из договора по ПРО и начали разворачивать новые РЛС подобного класса.

И все же хочу сказать: несмотря на горечь от всего случившееся, мне кажется, не стоит предаваться унынию. Отечественная научная и инженерная мысль, отечественная техника и технология не стоят на месте.

В настоящее время ведущими предприятиями концерна «РТИ системы» (Генеральный директор Сергей Федотович Боев) — РТИ им. академика А.Л. Минца и НИИДАР, прежде бывшими «конкурентами», а ныне коллегами по работе, завершаются разработки следующего поколения РЛС дальнего действия. Это так называемые РЛС высокой заводской готовности (РЛС ВЗГ).

Они разрабатываются на новейшей элементной базе. Применение в них современной вычислительной техники дает возможность реализовать полномасштабную цифровую обработку сигнала и на порядок увеличить информационные возможности РЛС дальнего действия. Прогрессивные технические решения, заложенные в РЛС ВЗГ, позволяют гибко менять конфигурацию РЛС, соответственно увеличивая или уменьшая тактико-технические характеристики в зависимости от необходимых требований заказчика. Конструктивные особенности и технология изготовления РЛС ВЗГ на заводах позволяют до минимума сократить объем монтажно-настроечных работ и сроки развертывания РЛС на местах дислокации. За счет применения энергосберегающих технологий и существенного уменьшения обслуживающего персонала РЛС ВЗГ, в отличие от своих предшественниц, более дешевые, требуют значительно меньших эксплуатационных расходов. Таким образом, с точки зрения техники получается как в известной поговорке: «Что бы ни случилось — все к лучшему». Было бы только желание и политическая воля у руководства страны.

В заключение хочу принести извинения многим участникам работ по созданию РЛС «Дарьял», о которых я не упомянул в своем очерке. В этих небольших заметках нашли отражение, по существу, только технические аспекты. Большое число участников создания РЛС «Дарьял» (заказчики, разработчики, строители, коллективы заводов-изготовителей и монтажно-настроечных организаций, войсковых частей), к большому сожалению, мною не упомянуты из-за ограниченных возможностей общего объема материалов.

Я надеюсь, что при переиздании книги (думаю, что она вызовет интерес, и это будет) мне удастся устранить этот пробел.

Ответить